larissa955 (larissa955) wrote,
larissa955
larissa955

Categories:

другая жизнь /продолжение/


Вот только женщина напротив меня была совсем непохожа на жертву. Красивая и самодостаточная. Какой ценой? Жизнеспособный росток здоровых вятских корней, она вытащила и склеила сама себя по кускам. Как порванный портрет Пастернака. «Быть как стебель и быть как сталь/в жизни/ где мы так мало можем», - писала Марина Цветаева, великая женщина, в начале 20-го века. Не прерывается связь времен. Но акценты сейчас другие: стебель - только внешне, внутри - только сталь. Женский портрет следующего века.

Тот жуткий период она назвала счастливым. Да-да. Я глаза вытаращила: национальная особенность наша, что ли - падать в помойную яму, а оттуда  тянуться к солнышку?! Потом поняла:  просто когда прозреваешь – счастье. Слепым быть хуже. Можно, конечно, забыть,  кто ты на самом деле и, может быть,  даже,  в конце концов получить пряник за несуществующие труды, за мелкое неудобное дело. Никто не осудит. Ты сама себе судья.

   После смерти отца ей осталось наследство: полуразрушенный деревенский дом в глубинке Нагорского района, большой сарай, баня и шесть огородных соток. «Корову куплю, доить буду…»- сказала она и взглянула на меня недоверчиво. «Понимаешь, поросенка, конечно, практичнее, но как его потом резать-то? Представляешь?» Представляю, понимаю…Маленькая деревушка, все жители – как на ладони, как одна семья. Один баню затеял – с другого конца улицы уже «с легким паром!» Она, почти 20 лет прожившая в мегаполисе, не признающая традиций и канонов, с твердой убежденностью внутренней свободы, в маленьком пространстве просто задохнется. Да, там прошло ее детство, Прошлое можно обожествлять, но жить в нем нельзя. А она ехала жить. Она ехала домой, только там ее когда-то жалели, только там. Душа плакала и надеялась, а разум бил и не оставлял надежды. Никто слез не осушит. Жители, если и не осудят, то за свою не примут.

«С коровой, что ли, на французском говорить будешь?» - сказала я, боясь взглянуть, чтобы она не поняла моего пронзительного сострадания. «Если надо объяснять, то объяснять не надо»,- голос дрогнул. Я испуганно посмотрела на нее: плачет? Куда там! Она улыбалась, отчужденно и снисходительно.

   Поезд медленно подъезжал к вокзалу. Минуя деревянные и металлические нагромождения, понятные только железнодорожникам. Въезд в любой город всегда неэстетичен. Потому что необязателен: уже не дорога, еще не город. Насущная бытность начала двигать мной неутомимо и жестоко. Бессонная ночь отодвинулась, и чужая жизнь становилась ненужной, как прочитанная книга.

На перроне толпа разделила нас, толкая локтями и сумками. Честно говоря, я уже была дома. Оказывается, для меня никого не существует, кроме моего сына. Так было и так будет. Но почему я оглянулась? Ухожу всегда, не оглянувшись. Это не принцип. Просто для меня так легче. Но я оглянулась. Моментально отметив: в этой толпе она – самая стильная. Одновременно оглянулась и она…

Мгновения, бездумно летящие вслед за нашим бегом, потом осмысливаются долго и беспомощно. В десять лет меня сразила наповал догадка о том, что горы – это всего лишь застигнутый врасплох миг разрушения.

Я бросилась к ней с таким отчаянием, как в детстве, когда уезжала Люська, моя единственная и неповторимая подруга.

Вспоминая прошедшее десятилетие, путч, обвалы денег, шахтерские забастовки, невыплаты зарплат по полгода, черные вторники, мою длительную болезнь, удивление от моего взрослеющего сына, приход в президентство осторожного и организованного Путина, самоубийство соседа, взрыв на моих глазах черного лимузина, тесное общение со знаменитым поэтом,- я понимаю: самое незабываемое мгновение случилось тогда, на том заплеванном перроне. Да, самое яркое воспоминание – этот отчаянный мой бег. Таких минут за крохотную и большую человеческую жизнь наберется едва ли много. Но только они и заставляют жить, напрягаясь в несоответствиях, бежать в растоптанных сапогах за новыми, пить молоко, чувствуя целебность каждого глотка, ждать весну, ежась в очереди за котлетами, безжалостно забывать каждый день в надежде на новое утро…


Tags: другая жизнь, ориентиры
Subscribe

  • (no subject)

    Белка в окне появляется ровно тогда, когда я пью кофе. Ноябрьская белочка очень деловая, она носит веточки, исчезает в верхних ёлках, приносит в…

  • (no subject)

    ** Оксимирона прослушала. Ну как прослушала, - начала слушать эту разборку с каким-то жиганом. Мне эта 10тилетняя разборка понятна, все мы такие.…

  • (no subject)

    Из телеграма:: https://t.me/larissa955 ** В нашей гостинице новый постоялец. Весь в татухах, с цепочкой на ноге. Слышала, как он рассказывал, что…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments