November 26th, 2012

что все мы будем счастливы когда-нибудь

с пятого этажа выбрасывали мебель прямо из окна и с балкона, не заморачиваясь постепенным выносом на помойку. то ли старушка умерла, то ли дед, а, может, их в дом престарелых  обоих, убогих и трясущихся, определили, кто знает.

мебель закончилась – полетели книги, бумаги, рухлядь и ветошь. порошил снежок на последнюю грязную траву, мокро топали грузчики, разворачивался, громыхая железом, грузовик да матерился, вылезши из окна, водитель. и очень явно пахло будущим новогодним морозом. и стало мне, как когда-то пели никитины,- «так ясно, так ясно, так ясно»,- при виде этой страшной кучи, что лучше бы не знать того, что знаю я.

вся жизнь этого человека, - обломаная, замухрыжная, с фотоальбомами и старым радио, - лежала в грязи, единственная и любимая. всегда одинаковая и одинокая, всегда.