May 19th, 2013

(no subject)

Читая МЦ и Пастернака, можно иногда споткнуться, иногда. «Рождена наядой», например. Наверное, с древнегреческого эта самая наяда плохо переводится просто, - ну невозможна! У БП – пословичное «не поле перейти» - такое замурзанное и скушное, это самое «поле», ужасти.
Я сейчас читаю Достоевского. Вот уж где можно разгуляться и поржать. Самое слабое, например, «в его глазах было что-то лупоглазое», кхе. Что ведь написано пером, и тд. Дело в том, что у великих (а они, вышесказанные, таковы) чувство слова не отказывает, нет! в том длящемся запале и творческом потоке они – эти «наяды» и «лупоглазые глаза» не могут не быть, вот в чём дело!
Хотя, честно сказать, ФМ, мне кажется, и не был писателем, ну не был. Достоевский – философ и, пожалуй, психоаналитик. Бездны, несовпадения, изначальная мука, общечеловеческое горе, экзистенциальные тупики, про которые он сумел рассказать языком того уличного петербурга.

(no subject)

Был у меня один поклонник О., который блистал особой красотой. Глаза зелёные, улыбка, многозначительное молчание, и всё такое. Я же всегда сторонилась красавцев, ну их.

И когда он однажды сказал мне, что по сути-то я – миссионер и идейный вдохновитель, только об этом не знаю, - я не поверила. Как и в то, что он каждый день меня контролировал: ждал, звонил и дышал в трубку и тд. Даже свою жену подослал, чтоб на меня посмотрела и оценила его уходящий жест.

Collapse )