April 30th, 2014

(no subject)

Мишка велел встречаться у приказной избы. Чтоб не забывала: приказная изба.
Пока я ждала его, побродила около прежнего места работы.
Я пошла на ту работу, потому что…(а вот тогда я себе не смогла объяснить, почему. объясняю себе сейчас)..потому, что купец Клобуков был герой и молодец. Он построил такое здание, что я сразу туда захотела.
Богема и овалы, модерн и витражи, переходы в звенящем грохоте, перестроечный ржавый оркестр, будь ты неладен.
Мы-то с Мишкой помним, как валилось тогда время, - мятым грязным кулём, - только взвихренная и больная радость меня, видимо, достала, - а Мишка отдаётся ей, как восторженный фанат. (Правда, на курящей скамеечке мне на минутку про Мишку подумалось: брат. Данила багров, которому надоели бальшие гарада).
Клобуков, ты молодец, конечно, но зачем история допускала извивающихся и скользких монстров?? Я как раз читаю Берроуза, и ржавые пишущие машинки, криво печатающие свою мрачную радость и прикорневую лихорадку, мне открывают какие-то горизонты, но к себе я их не пускаю, нет уж.
Продавали бы братья Клобуковы свою мануфактуру, не допуская уж в свой прекрасный дом музыкантов: иногда богема и мануфактура – почти одно и то же.