May 3rd, 2014

(no subject)

как интересно пишет http://isstari-32.livejournal.com. сама много думала об этом, а автор лаконично и точно, и, по-моему, понятно, спасибо!!

"Мы   любим   человека, когда  он  кажется  нам  чужим, идущим  извне, внеземным.
Мы  любим  того, кто  вносит  во  время  разряжение, позволяет  предположить  иное  время, позволяет  предположить  иную   землю.
Мы  любим  того, кто подготавливает  нашу желанную  деформацию.
Мы  любим  того, кто  позволяет  посвятить  нашу   деформацию  богу   бесформенности, олицетворяющему   свободу.
Мы   любим   занять  собой  свободу, предположить  свою  бесследность, перепоручить  себя иному.
Мы  любим  происходить  со  стороны   времени – более  разрушительно, менее последовательно.
Мы  любим   разрушать  все, что не имеет  отношение   к нашему  рождению, к его неслучайности  до тех пор, пока  не  оказываемся  в  прорве.
И только там  нам  уже  не  до любви, только там  мы  осознаем  свое сиротство, только там бесформенное поглощение  начинает  пугать  нас  в отсутствии  опоры.
Только там  мы осознаем – любовь  это  способ  выбраться, уйти  так, чтобы остаться, как можно больше.
Там осознаем, что  любовь – вне диалога".

и ещё:

" Есть два вида Чужих – Чужой  внутри и Чужой снаружи. 
Это речь о времени, о поспешности, об  очередности.
Чужой внутри – размытое, бесформенное, жаждущее вырваться наружу, потерявшее облик.
Чужой внутри   –  в  каждом.
Люди характеризуются  отношением  к  нему. 
Люди  могут опираться  на  него, могут  преодолевать.
Опирающиеся, пользуются Чужим  внутри, чтобы  дать  ему  вырваться, напугать им, захватить себе место.
Преодолевающие  вглядываются  в  него, ждут  появления черт, чтобы их очеловечить.
Преодолевающие тоже выводят своего  Чужого, но уже обузданного, выводят, как признак  своей  силы.
Преодолевающий  понимает своего Чужого, как  указание на свое одиночество, как представление об  ожидании  себя  без  Чужих.."

(no subject)

вчера мишка обратил внимания на роскошную сороку, отливающую бирюзой. я даже хотела отдать ей мои золотые серёжки, - так она была красива и одинока.
а сегодня долго смотрела на молодых грачей, с клювами как черное серебро. о, они не так просты! они, оказывается, все время следят за тобой.  и, если остановиться и просто смотреть на этих ребят, то они перестают стучать по червякам, и оторопело убегают от тебя, поминутно оглядываясь. что им  не нравится: взгляд или ты сам?

движение

Переезд хорош тем, что много выбрасываешь. Что-то, конечно, полетит в помойку и вполне даже нужное, но это уже детали. И еще, выбрасывая, понимаешь: а ведь действительно – вначале было слово. Не вещь. Не склизкая протоплазма, не кусачие амёбы. Всё исчезает, но только не слово.
«время, которое нетерпимо и равнодушно ко всему, поклоняется только слову, и прощает только того, кем слово живо».
Оден, конечно, не так сказал, но - про то же ведь, про то.
Всё выбросила: и блокноты, и тетрадки, молескины, залитые вином, замученные адресами записные книжки, рыхлые бесовские тетрадки, исписанные даже по диагонали, - и вот теперь пришло их время, они и не сомневались.
***Например, на программке театральной:
«москва 2 апреля. около театра «современник» - два года назад так и не выросли вишнёвые деревья. («черешневый сад», проект волчек). Collapse )