June 27th, 2014

правда не

Про то, что я пишу здесь, я и сама иногда плохо понимаю. Пусть диктуют. Моё дело написать.
Любка как-то кому-то заикнулась про мои записки, я радостно подхватила «дада, почитайте, я об этом всю правду пишу». Тогда Любашка, тоже подхватив выпущенную ненароком рюмку, и говорит: «да чего там она пишет? ни слова правды».
Говорить или не говорить. Смотреть в сторону других, или сами пускай разберутся. Переезжать в тот оставленный и, похожий на рай, мир. Или оставаться на месте, не заполнять пустОты переездами и поездами. Пояснять свои поступки спрашивающим или пусть идут лесом.
..только своей колеёй! – делай, что приходит в голову, но только своей. Гони чужое, меняй остановки, не задерживайся больше необходимого. И попробуй написать обо всём этом. О пьющем другане, о блядских выходках соседки, о родственниках, живущих будто спят, о полном непонимании своих ресурсов, о незначительности главного в человеке, о 86 процентах, которые никто из нас не использует, о том, что самое главное – не секс, а отсутствие пола, - о той красоте, которую никто так и не смог поймать, увы, хотя все очень старались, полагаясь на какую-то странную «правду», не терпящую вымысел,  бедные мы все

(no subject)

Много вариантов квартир уже просмотрено, - все, что можно было, высунув язык, пробежать за месяц.
Мне-то, конечно, свой вариант найти нелегко. И вот почему.
Вроде мне надо то, что другим не надо. Ок, мироздание поняло, вот смотри.
Смотрю. Да, мне надо не это, а вон то. Не большое, а маленькое, не круглое, а с углами, не на площади, а в канаве, не в пиздошкиных выселках новостроек, в в смурь мхом обросшего восемнадцатого века. Ну всё, никому больше.
Ан нет. Каким-то образом, на мою территорию заползают все, кто и есть родные «другие».
И опять получается, что «и другим тоже надо то, что мне позарез», а. Особенно это касается мужиков и денег.

 

тепло

Выбрасываю много. Но только не ненужное. Пионерские галстуки с записками, записные школьные книжки, дневники с 13 лет, черно-белые фотографии, ну кому они нужны. Хорошо, что никому.
Я храню старые письма. Ещё советские конверты, с адресами, написанными  первыми шариковыми ручками, иногда последними ручками перьевыми.
Мама пишет: «…ты все-таки старайся ладить с людьми, делай так, чтобы им с тобой было тепло и хорошо»
Папа пишет: «.. ну, конечно, ты будешь поступать по-своему, но я советовал бы тебе все-таки подумать. Может быть, не ехать в  сибирь, я понимаю – романтика, но всё же..»
Сестра Света пишет: «… мне нравится твое сегодняшнее состояние: походить на N, походить на Z, ты все правильно делаешь..”
Мама пишет: «..одевайся тепло, не мерзни..»
Папа пишет: «.. зачем ты выслала обратно все теплые вещи? В чем же ты ходишь? Одевайся тепло, это важно»
Я пишу из сибири: «…да одеваюсь я тепло, одеваюсь!»
Я пишу из пионерского лагеря: «…я тепло одеваюсь. ко всем приезжали на родительский день. а почему не приехали вы? я одеваюсь тепло. когда вы приедете, в эти выходные или в следующие, когда?»