September 20th, 2014

(no subject)

Дайяна находит синий ключ. До ключа - она варит кофе, ненакрашенная, в старом дерганом халате. Ей плохо, и она не понимает, почему.
Её мучает это Силенсио. Она на грани.
Откуда же ей знать, что её уже нет? Нет подруги, которую она убила (не заметила?), нет мечты больше. Вообще-то мало уже что есть.
Этот фильм смотрю всегда - после 4 часов утра, - после того как уже догнала и перегнала бессонница, когда уже почти всё равно. Ты уже не проспишь.
…..Я ведь не открыла тем синим ключом. А могла бы.
Я отдала ту коробку ненужным людям. А могла бы – нужным.
….Но – там ведь всё равно ничего не было, так что – какая разница?
Всё на свете – абсолютная иллюзия, хотелось бы, чтоб она была красивая и длительная. И она на самом деле красивая и длительная: отношения, чувства, ритм, продлённость тела. Что придумаешь – то и будет твоим.
Вчера смотрела фильм Антониони «Затмение». И в первых же кадрах – была эта, не нужная никому, иллюзия, - размах, открытые пространства.
Я, пожалуй, перейду на чёрно-белые фильмы, наверное. Потому что я больше ничего не поняла в этой жизни, увы.

(no subject)

Начинается снег, и навстречу движению снега
поднимается вверх — допотопное слово — душа.
Всё, — о жизни поэзии, о судьбе человека
больше думать не надо, присядь, закури не спеша.

Закурю, да на корточках, эдаким уркой отпетым,
я покуда живой, не нужна мне твоя болтовня.
А когда после смерти я стану прекрасным поэтом,
для эпиграфа вот тебе строчки к статье про меня:

Снег идет и пройдет. И наполнится небо огнями.
Пусть на горы Урала опустятся эти огни.
Я прошел по касательной, но не вразрез с небесами.
Принимай без снобизма — и песни и слезы мои.

если бы от того века остались только эти стихи, - для понимания времени их хватило бы.