June 30th, 2015

точка

конспект

очень много памяти, ужасно нравится, как эта память написана.
Оригинал взят у gitanes_blondes в конспект
центр боли и памяти. это хорошо. это надо куда-нибудь вставить. я так люблю пить, сказала она. я так люблю шампанское…вино… коньяк…я хочу киш-лоран! от розовых вин и громких музык уже ничего не страшно. и город становится снова маленьким как коммунальная квартира и можно идти пешком хоть до самого рассвета. и можно кататься на такси (у меня в голове вертелось: катайте меня на такси, на самокате катайте, ничего про меня не знайте,тра-та-та, потом допишем), в общем, белые скатерти, фрак авансом, крахмальные скатерти, красные стены. это все меня очень устраивает. так я себя и представляю. прочее –удивительно. буду заранее тренировать покровительственную и извиняющуюся улыбку. в ответ на притязания мальчиков, девочек и собак. буду заранее готовить голову к твердой деревянной подушке.

а. я всегда думала что город это дом
б. так и есть
в. летние ночи так хороши чтобы ночевать в парадной. и в пять утра на невском дырка в зубе становится так кругла как горлышко бутылки.
венечка,черт, день рождения, день памяти, словом, пью за тебя
точка

(no subject)

Донну Тартт («Щегол») читала на последнем издыхании. На работе. В последний день перед отпуском.
Я вот просто даже не знаю, зачем пишутся эти толстые книги. Это просто ужас: почти полкило – а я каждый день его таскала в своей потертой польской сумке.
..я же не читаю такое! Такоэ. Большое.
«Щегол», золотая птица, zolotaja ptitsta. Я специально долго ходила по ссылкам по художнику, сравнивала все копии Фабрициуса, его карамельный фон не совпадал с оранжевым, только цепь тускло сияла. Цепь, на которой придётся умереть.
И что мне в итоге (печальном) осталось?что?
Три фразы, ну, может, четыре. (Про алкоголизм, наркоту, убийство, любовь, невозможность сказать. Про то, что зло - почти всегда приводит к добру (и наоборот), про неидеальность всего идеального, про то, что мы всегда – когда теряем – только тогда и приобретаем, только тогда, и не иначе. Мне очень понравился конец книги! ну наконец-то! закончился весь этот ужас про меня)
Например, одна такая:
«время скоро нас всех изведет. но извести или потерять бесценную вещь – переломать связи посильнее временных – значит, расщепить что-то на метафизическом уровне, распробовать - до жуткого - новый вкус отчаяния..»
И еще: «Волноваться! Только время тратить! Всё, что написано в священных книгах – чистая правда. Понятно ведь, что тревожность – признак примитивной, духовно неразвитой личности. В зрачках древних – мерцает смех. Вот она - мудрость. Просто посмотри на полевые лилии. Чистая правда»
Ничего нового. Ааа, - говорит Тартт, - вам надо нового!
И, когда начинается новое, - нам его не надо. Мы это знаем, простите, - нам не надо.
Но. Щегол Фабрициуса – с золотой капелькой невозможности – уже в крови.
Даже не заметишь, как.