January 10th, 2016

точка

(no subject)

говорили о вере. не в контексте церкви, не.
говорили о праздниках. не в контексте мифа.
а вообще ни о чем не говорили, потому что я жестко болела. лежала в холодном поту, как локальный бог.

и еще: у нас в доме 3 дня не было воды, никакой, прорыв трубы. во дворе новогодне искрилось озеро надежды, которое за два дня замерзло, - и на нем в охотку катались дети и в неохотку пожилые доверчивые старушки, типа меня.

Collapse )
 
точка

(no subject)

Приснилось, что я приехала в Питер, и, вместо того, чтобы гулять по небесному городу моему, торчала при вокзале около лотков с ватрушками.
Можно было, например, добрести до треугольника Казанского собора, где, с левой изрытой стороны, прямо в руки плещется вода. Или на задворки Саперного переулка, в глухие нездешние дворики. Или к райским птицам Башни Иванова, например.
Но нет, я упорно торчала у заваленного мусором вокзального буфета, выпиленного деревянно, словно из поселкового детства.
Причем, торчала не одна, а в компании какого-то гастарбайтера, который и завел меня – в его понимании - ресторанный рай. Говорил со мной краденым языком нелюди какой-то, очень ласковом и липком.
Я ничего не могла сделать, я зависела от этого бомжа с его ватрушками. О господи.
Ничего такого в реальности ни разу не было.
Но – в формате всей моей жизни – да, да и да.