September 11th, 2019

точка

(no subject)

.он написал, - я вверху смарта увидела, - когда уже дочитывала.
Дочитывала про то, как Лилиан спускала из окна летнего отеля плоскую корзиночку, на бечевке такой длины, чтобы она упала в руки продавцу устриц. Морен или белон?разумеется, белон!сразу вспомнилась феодосийская площадь с теплым фонтанчиком, куда я высовывалась по пояс из окна отеля, прямо в эту гудящую пеструю площадь, из окна 2 этажа. Не помню, были ли там продавцы устриц; ну почему их никогда нет?почему никто не может написать то, что мне надо позарез?! И пишут-то, и пишет такую пургу: куда ты, где ты, когда приедешь, мы тут пьем, видел тех, не видел этих, тьфу.

Спустила я бечевку, продавец выложил корзиночку водорослями, посмотрел вверх на грустную меня: белон?морен?
(все-таки Окуджава прав сто раз: когда читаешь Хемингуэя, боишься за других, когда читаешь Ремарка - только за себя)

Здесь по утрам почему-то пахнет морем. Когда пробегаю овраг, поверху озера лежат плотный марлевый туман и взрывная накипь камыша. Помню, везла такой же чернопалочник с Каспия, не было сил оставить, но все-таки пришлось, пришлось его потом забыть, в прихожке московской, потом уже не до камыша было..

Прибралась на веранде, пока стоит такое роскошное лето; вымела муравьев с крыльями. Они какого то черта забрались в пристрой, облепили окно, и Оля перед отьездом их полила диклофосом, перепутав с мухами. Муравьи с крыльями!природа ж как позаботилась, наградила четырьмя слюдяными крылышками и -
перспективой стать еще чем-то, чем-то другим! а человеку дала только диклофос и покупательную способность. Хотя.

Котары совсем не дружат, но понимают друг друга с полуслова. Мася повзрослел и больше не охотится, как пьяный мудак, за Басей из за темных кустов. Он даже по-своему радуется ей, и ведет меня ее показать, когда она, - щурясь, идти к вам или нет, - сидит в раздумьи у забора.