November 8th, 2019

точка

Айфак

Не знаю, кто еще не может иначе; в моем окружении таких нет, -- видимо, я изгой.

Ехала в поезде на верхней полочке: сначала мы хохотали внизу, парень Миша, девушка лет 40 с., - (она попросила Мишу достать сверху матрас, потом комплект белья, которое проводница закинула вверх, и Миша спросил, чё еще достать или закинуть), и я попросила закинуть меня, а то как я?
Честно сказать, тетки моего возраста берут билеты только на нижнее место!и правильно, попробуй-ка поскачи. (я долго примеривалась, рассчитывая свою нескладность, но прыгнула, как ни странно, резво)

Но тетки моего возраста и не бегают по 30 км, не жрут, чего дают, а порой вообще ничего не жрут, потому что слово это не нравится) Не заселяются в клоповники, чтоб потом отмываться в дорогом белоснежном отеле. Не идут пешком, если есть автобус. Не мотаются по дорогам, поездам, по маленьким часовням, по разрушенным храмам. Вообще по всему разрушенному, по всему дорогому и ненужному, -- но значит, не бывают счастливы так как я. Ослепительно, незаслуженно счастливы!так как счастлива я.

Ну вот, и сказала это слово. Сказала -- и сама ж не поверила))

Наклон Земли в 23 с половиной градуса изменил весь климат: то, что было холодным, согрелось, а то, что сохло в жаре - остыло. Только зашла в комнату - и забытый телек сказал мне это.

В Москве идет парад - а в провинции в маленьком парке стоит кучка немолодых людей, с красными флагами, с рукописными транспарантами. Они хотят возврата советской власти. Падает снег, дождь, болючий острый град -- все в одном, плюс еще мгновенно застывает водичка, превращая московскую якобы плитку в летящий гололед, не дойти до домика!

Ночью слушала аудиокнижку Пелевина Айфак, и хохотала, до чего смешно, цинично и правдиво. Харари перепевает и дополняет нашего гения: они об одном и том же!
Мир уже никогда не останется тем же самым. Он убегает вперед, оставляя нас, все ту же толпу немытых беженцев, на Ярославском вокзале, тыкающих в свои маленькие врущие телефончики.
Цвета флагов уже ничего не значат.