larissa955 (larissa955) wrote,
larissa955
larissa955

Кэтрин Трамелл я была тоже. После этой, невзрачно мною сыгранной роли, остался свитер широкой вязки, который ещё пригодится в холодные вечера у окна,  да шелковые коричневые шорты. Да имя девушки, которая звонила мне по ночам и могла задушить из-за угла шнуром от телефона. Так любила.

Была я и Кларисс Старлинг. Мне чуть-чуть в целом недоставало ее размаха, - мужество спасать ягнят растворилось кошмаром в предельной крови.

И вот, всегда, - всегда, когда я смотрю любимых киношных девочек, с наслоениями странных моих связей, я вспоминаю... плохо подходит это слово... воспоминанием слепо взрывается, в так называемом моем мозгу, - одно слово: ягойя

Ягойя:

Не забудь, станция Луговая, был такой старый фильм.

Мы проходили практику в НИИ на Луговой, в подмосковье.  И Ленка, и я очень надеялись, что эта станция и есть наше киноискусство. Здесь снимался этот фильм, фильм о потерянной и забытой военной любви. "Нет, - сказали нам исследователи, - все так думают, но нет".

Станция эта промежуточная, - сейчас, наверное, - совсем дачная. Потому что рядом с городом.

Я туда когда-нибудь обязательно ещё приеду, потому что проверяю все свои адреса. И потому, что мне делать больше нечего.

Практика на луговой, новый номер в новой гостинице – так красиво звучало. А на деле. Зарядили дожди на два летних месяца, москва просто пенилась уже, станционные травы вымахали высокие, нежные, особенно лебеда. Так и приходилось возвращаться из города в траве по пояс, мокрой и жемчужной от прекрасного сорняка.

И вот как-то пришлось возвращаться ночью, от весёлых друзей. Я никогда не ночую в чужих людях. Поперлась через всю москву, на последнюю пустую электричку, класс. Села-вышла.

Разумеется, сверху так и пилил уставший дождь. Тропинка сияла от собственного перламутра, от новенькой вымытой луны. Никаких фонарей не надо.

В гостинице моей все уже спали. Дежурных не достучаться.

Чернел близкий лес, промокло платье в горох. Оно и так еле закрывало поясницу, а туфли с высоченными ненужными каблуками мы уже привыкли носить в руках, такое лето.

Я думаю, Луговая вся спала. Шепоты и крики. Молчание. Сквозь тусклое стекло.

Мой номер был на первом этаже. Высоко, конечно, но без каблуков залезть можно.

Окна в новой гостинице, постарались, врезали. Под три метра. Форточка вот только маленькая - сантиметров тридцать, не больше. Но мне больше и не нужно.

Как пролезла, ну технически, как?(думаю я сейчас): Сначала закинула ногу? (на высоту плеч), голову?, царапалась за выступы когтями? Бросила внутрь туфли, сумку? Перевернулась в полёте? Не знаю, смех душил.

Отдышалась, достала красную тетрадь. А потом включила местное радио. И оно мне на совершенном русском языке сказало: А сейчас послушайте стихи андрея вознесенского «Я Гойя». Я - гойя, - сказала я, и доооолго слушала, и колотилось сердце, и чернели звезды, моё небо и моё будущее, и тёплые сырые новенькие обои.

Мне было 19 лет, и вот сейчас я думаю: прыжки в высокие окна как-то напрямую связаны с молоденьким худым телом, практикой, попыткой успеть, не оставаться на ночь в чужих людях, стихами и одиночеством.

Сейчас-то мне уже так не прыгнуть! Но привычка осталась
Tags: города и деревни, её никто не сыграет, из старых записок
Subscribe

  • (no subject)

    С внуками - примерно как с сыном. Видимо. Но более отвлеченно и без давящей ответственности: ты их не задумывал, они сами собой образовались. Вариант…

  • (no subject)

    ***а самое лучшее время бывать в питере – это зима. осенью слишком большие ветры, они сдувают всякий культурный настрой, сносят береты у…

  • (no subject)

    Меня не очень легко вернуть в «настоящее». В совсем «настоящее». Может быть, еще у кого-то такой же диагноз, не знаю.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments